01:05 

моё! мне! у-ня-ня!

RaetElgnis
ужасный мутант-хомячок
наверное, первый раз в жизни кто-то написал что-то на основе моего рисунка. это так необычно и очень приятно. праздник, однозначно! :ura:
отдельный плюс - моим безымянным героям придумали классные имена. для меня это много значит))
чуть позже выложу черновики и свою версию персонажей. вот тогда и похохочем (с) :gigi:

26.03.2013 в 06:10
Пишет orig-revers:

Заявка № 43
Название: Лес Чудес
Автор: Ев.АнгеЛ.ина
Артер: RaetElgnis
Размер: около 9 730слов
Категория: джен
Жанр: приключения
Рейтинг: G
Саммари: Они надеюсь, что это их последнее путешествие. Он не знает, что это его последнее дело. Причудливая судьба сводит их на одной тропинке.
Предупреждения: нет




- Дарий, а там будут бабочки? – тихо спрашивает маленькая девочка.
- Конечно, будут, - легкомысленно отмахивается рыжеволосый парень.
- Ну тогда ладно, - девочка берет в руки путеводитель и четко произносит, направив острие прибора в пространство, ни на что толком не указывая: - Меридиан. Лес Чудес. Западная опушка.
Минуту ничего не происходит, но путешественники не волнуются: прибору надо время, чтобы настроиться.
Вдруг раздается нетерпеливый стук в дверь:
- Именем королевы, откройте! – грозный бас разносится по маленькой квартирке на окраине.
- Полиция, - испуганно шепчет девочка и со страхом смотрит на по-прежнему весело улыбающегося друга.
- Успеем, - кивает тот. – Смотри, началось.
Воздух в точке, куда указывал путеводитель, сгустился, постепенно закручиваясь в вихрь, но ветра не было. Констебль снова повторил свое требование, но его уже не слышали: переход начался. Когда воздух сгустился настолько, что стал черным, на поверхности появилось светлое пятно, постепенно расширяющееся… Пятно доросло до размера кошки, и только тогда стало ясно, что по ту сторону. Цвета закатного неба трава, на кустарниках растут невиданные цветы, а с лиственных деревьев свисают настоящие лианы. Лес чудес, Западная опушка, опознали путешественники местность.
- Готова? – спросил Дарий.
Девочка молча кивнула, и первой шагнула в окно, выросшее до роста человека. Дарий поднял саквояж с их вещами и последовал за ней. Путешественников, казалось, нарисовало невидимой рукой художника над полянкой на невысокой высоте. И только тогда, когда ступни Дария коснулись розоватой травы, окно, тихо зазвенев, лопнуло.
Ворвавшийся в квартиру констебль увидел только исчезающие на глазах пузырьки.
- Ушли! – выдохнул мужчина и стукнул по столу с досады. Старая мебель не выдержала его силы и развалилась, подняв облако пыли.

***
Винсент Ван Райдель сидел за столом и внимательно изучал отчет констебля. Подозреваемый в нелегальной продаже артефактов Дарий Лис снова ушел.
- Ловкий лис, - сказал самому себе Винсент.
За Дарием он гонялся уже года два. Как только появился на черном рынке Мадоу молодой да удачливый одиночка. Его взяли тогда чисто случайно. Парню удалось скрыться, но Ван Райдель с тех пор стал внимательно наблюдать за Дарием, собирая на него документы. К сожалению, Лис – контрабандист хитрый, на него не было никаких прямых улик, только косвенные, только слухи. Но и это обрывки знаний дотошный Ван Райдель собирал в песочного цвета папку.
Шеф уже пожалел, что взялся за такое дело – явный висяк. Винсент успевал в последний момент, только и увидеть кисточку аллегорического рыжего хвоста. Но и отдавать абы кому не хотелось, досье на Лиса было предметом гордости, и полицейский все еще хотел посадить парня за решетку.
В дверь постучали, отвлекая от не таких уж и приятных воспоминаний.
- Войдите, - Ван Райдель принял позу, соответствующую занимаемому положению.
Его повысили до начальника отдела полгода назад, а Винсент все никак не мог привыкнуть, рвался расследовать дела, работать «в поле». Дня три назад позвонили из Бюро – их интересовал Дарий Лис. Ван Райдель пригласил сыщика к себе, понимая, что это вероятно не совсем тот ответ, на который рассчитывали в Бюро. Но не мог же он оторваться от дел и плыть через три острова?! Дел по горло, Душитель объявился. Снова. Поэтому если что-то кому-то надо от Ван Райделя, тот идет к Ван Райделю, а не наоборот.
- Добрый день, Грегори Мартинсон, Бюро расследований, – в кабинет вошел высокий темноволосый сыщик в костюме-тройке. Он протянул Ван Райделю свой значок и карту.
- Приятно познакомиться, - строго кивнул детектив. – Вы делали запрос на дело Дария Лиса. Вот оно, - он кивнул на тонкую песочного цвета папку. – Могу поинтересоваться, почему Бюро занялось мелким контрабандистом?
- Прошел слух, что Лис планирует похитить реликвию королевской семьи, - подумав, сказал Мартинсон.
- Этот мелкий? – усмехнулся Ван Райдель.
- За этим мелким шлейф ограблений и перепродаж по всем островам, - заметил Мартинсон.
- Нежелание островов делиться информацией с другими помогает преступникам, - кивнул Ван Райдель, не единожды сталкивавшийся с такой проблемой.
- Точно, - подтвердил Грегори.
Ван Райдель намек понял и торопливо попрощался с сыщиком Бюро

***
Первые слова, которые Дарий услышал по прибытию, были произнесены Марикой.
- А тут солнышко малиновое, - сказала девочка, глядя на светило широко открытыми глазами.
«Плохая экология, обычная плохая экология», - напомнил себе Дарий, в очередной раз забыв об особенностях ребенка.
Плохая экология – не бич всех земель. Хорошая экология – это несбыточная мечта, идеальная картинка. Марика может смотреть на солнце, у нее синие волосы и талант открывать двери. Дарий же везучий человек, обычный человек – ни особых талантов, ни отличительных способностей, вроде приписываемого лисьего хвоста.
- За-ме-ча-тель-но, - по слогам произнес Дарий, улыбаясь ласковому светилу.
Малиновое солнце почти безвредное, никаких лекарств принимать не надо, мазей использовать тоже. Да и прививки сойдут самые обыкновенные – те, которые еще и детстве делали всем младенцам подряд. Остров дружелюбный, животные сплошь травоядные, ядовитых хищников и прочих хищников водится мало. Зато метко.
- Дарий, а что мы ищем здесь? – спросила Марика.
- Одну древнюю красивую вещь, которую по легенде уронила королева Беррил, когда путешествовала в этих лесах. То ли диадема, то ли кольцо, то ли просто цепочка с камнем.
- А, - разочаровано протянула девочка. Она надеялась, что на Меридиан они прибыли отдохнуть, может, оторваться от погони. Ван Райдель их почти-почти настиг из-за желания Марики остаться подольше в мире: наступало время вступительных экзаменов в школы. Девочка очень хотела учиться.
- Послушай, - Дарий опустился перед нею на колени, - эту вещицу заказал сам Император. Помнишь, я пропал на два дня? – Марика кивнула. – Я выяснял личность заказчика, не могу же я брать заказы неизвестно у кого, - подмигнул парень. – Вот и получается: если мы найдем вещь Беррил, сможем уйти в тень. Ты же хотела учиться, да?
- Хорошо, - Марика улыбнулась. – Тогда пошли.
И она первой зашагала под сень деревьев. Дарий взлохматил челку, с вздохом поднял саквояж и отправился вслед за спутницей. Путь предстоял неблизкий, а что искать – неизвестно.
Да и на метафорическом хвосте висела полиция. И люди Императора, который не мог допустить, чтобы кто-то узнал о его сделке с таким парнем, как Лис. Даже сам Лис. Контрабандист должен замолчать навеки.
Что же такого интересного скрывает Лес Чудес?

***
Грегори Мартинсон – подающий большие надежды детектив. С блеском закончив разведывательную академию, пройдя подготовку в армии Его величества, он нашел свое призвание. Работу свою Грегори любил и очень ею дорожил. Его честность, как и используемые методы, уже становились легендой. Дел, которые не смог бы распутать Мартинсон, не было, как и преступников, сумевших скрыться от правосудия в лице детектива.
Дарий Лис - достаточно известный в узких кругах контрабандист. Парень появился сравнительно недавно – в Бюро и дела на него не завели. Один из информаторов рассказал слух, что Император-де разыскивает нечто времен королевы Беррил и бросил на поиски новенького мальчишку – редкого умельца. Поговаривают, что этот Дарий Лис – всамделишный оборотень, поэтому так хорошо находит редкие вещички.
Дело поручили Мартинсону, с пометкой: «Лиса – за решетку, найденную вещь – королеве». Бюро сомневалось, что Лис найдет то, что ищет, но на всякий случай… Марта, секретарша Шефа, рассказывала, что тот получил приказ свыше – доставить вещь королеве. Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Единственная зацепка и та сбежала. Все, как обычно.
Грегори привык досконально изучать своего противника. Поэтому сделал запросы в полицейские управления на всех островах – сначала на имя Дарий Лис, потом об артефактах и картах времен королевы Беррил. На имя Лиса отозвался лишь Винсент Ван Райдель из Мадоу. В то же время аналитики Бюро просматривали все дела о похищенных и пропавших артефактах, выискивая среди них те, которые могли бы заинтересовать Лиса ранее. Где-то же он начал свою карьеру. Высока вероятность, что на своей родине.
Папка Ван Райделя помогла Катрин – прикрепленному к Грегори эксперту – найти сходство.
- Вот оно, - она протянула Мартинсону изображение древнего золотого кубка. – Возможно, это первая сделка, проведенная Лисом.
- И где продано? – спросил Грегори.
- На острове Мизерабль, город Кива, - ответила Катрин. – И это все, что мы знаем.
- На месте узнаю больше, - кивнул Грегори.
На Мизерабле живет весьма свободолюбивый народ, который с большим удовольствием вырежет язык, чем расскажет о чем-то «людям с материка», то есть кому-либо из правительственных агентов, даже своим собственным констеблям. Поэтому на Мизерабле закрывали глаза на некоторые методы, что строго запрещенные на других островах.
К счастью, у Мартинсона есть друзья по обе стороны закона на острове.
Собраться – дело пары минут: значок, деньги, оружие, идентификационная карта. Билет на скоростную яхту Катрин заказала заранее. Плыть предстояло пару часов, поэтому Грегори захватил исторический опус о королеве Беррил. Найденный опять же в связи с расследованием.

***
За свою плодотворную жизнь Дарий успел побывать и в джунглях, так что прогулка по лесу не должна была его смущать. Тем не менее, он злился. Лес Чудес не зря так называли. Мягкое название не соответствовало чудовищному характеру игривого выросшего ребенка – сознание детское, а возможности взрослые. За такие шутки в Лес ходили немногие чудаки. Местные дальше опушки не ходили, да и зачем? Красивых мест много, а что там дальше – одним лишь ухау известно.
Ухау – это не боги и не духи, а люди, выбравшие по каким-либо причинам Лес Чудес своим домом. Говорят, сюда отправлялись и преступники, и дети богатых родителей, и зажиточные крестьяне, и маленькие дети. «Лес позвал», - отвечали те немногие, не утратившие связь с внешним миром. Они не видели причин возвращаться к той жизни, даже к любимым прежде вещам и людям. Обычно в Лес уходили по одиночке, бывало, что семьями, но редко – парами.
С трепетом Дарий ожидал препятствий. Он и Марика – не случайные спутники, идущие к одной цели, а партнеры. Будь синеволосая девочка старше, Дарий мог влюбиться в нее. С ее пяти лет, Марика для Лиса – напарница, сестра и очень верный друг.
Источники говорили об одном: в Лес Чудес нельзя идти связанными какими-либо узами. Сам Лес против такого. Найти кого-то среди ухау – да, но если придти парой – высокий шанс не пережить путешествие в поселение.
- Дарий, Лес говорит со мной, - Марика обернулась. Девочка шла впереди, так как каким-то чудом ориентировалась в Лесу.
- И чего он хочет? – с неподдельным интересом и тревогой спросил Дарий.
- Чтобы я бросила тебя и шла к нему. Здесь, под сенью Его листвы, мне будет лучше, чем во всем остальном мире, - простодушно поведала Марика. – Я так поняла его образы.
- Хочешь этого?
- Нет. И сказала Лесу.
- А он?
- Рассердился.
- Эх! Не повезло. Марика, послушай, тебе стоит вернуться. Очень опасно путешествовать вдвоем. Давай, как обычно?
- Я тебя не брошу! И ты обещал! – притопнула ногой девочка. – Я объясню все Лесу, он хороший, он поймет.
Дарий многое мог сказать об обещаниях, но не стал. Из-за своих личных причин он не давал обещаний, которых не смог бы сдержать. Особенно близким людям.
Они продолжили путь, который с каждым шагом становился все более запутанным и тернистым. Кое-где им приходилось продираться сквозь кусты, пролазить сквозь крошечные отверстия и прыгать через глубокие ямы, но храбрые путники не сдались и упрямо продолжили свой путь.
Вскоре дорожка вывела их к огромной поляне, посреди которой стояло величественное дерево.
- Это Дух Леса, - объяснила Марика. – Он хочет поговорить с тобой.
- И что надо делать?
В Дарие не было и искры магии, и он не знал, как сможет поговорить с исключительно волшебным существом, не имеющим тела.
- Встань у ствола, - передала Марика слова Леса.
Оставив возле ног девочки драгоценный саквояж, Лис подошел к стволу дерева.
- Ближе, - раздался голос Марики. - Обними его.
С опаской Дарий подошел ближе, неохотно обнял дерево. Порыв ветра толкнул в спину, вынуждая прижаться к шершавому стволу, и Дарий пропал.

***

Опуса – Грегори никак не мог вспомнить правильное слово – как раз хватило до Кивы. Портовой город Мизерабля мало чем отличался от остальных портовых городов. Тот же въевшийся в мостовые запах рыбы и соли, морской бриз и туманное небо. На Мизерабле полный солнца день редкость. Северное море – суровое, оно воспитывает таких же суровых моряков. Мизерабль руководствуется больше местными традициями, принявшими форму закона, чем Сводом законов семи островов. Не сказать, чтобы остальные острова следовали Своду, но на Мизерабле неповиновение приняло совсем иные формы, они показывают, где видели этот Свод и все остальные острова. За эту честность в душе Грегори их уважает.
Сложно поверить, что в таком городе родился хитрый и ловкий контрабандист Лис.
Приятель из местного управления ждал на пирсе.
- Удачный день для рыбалки, - поприветствовал он Грегори.
- Да, неплох, - поддержал его Мартинсон, совершенно не разбирающийся в рыбной ловле.
Незаметно приятель передал тонкие листы бумаги, пожелал приятного времяпрепровождения в Киве, и был таков. Да, люди Мизерабля – занятой народ, им некогда посидеть, выпить чашечку кофе, поболтать про жизнь, рыбалку и улов.
Зайдя в первое приличное кафе – довольно уютное для Мизерабля – продрогший на ветру Грегори заказал себе горячий бутерброд и чашку кофе. Услужливая официантка принесла заказ быстро и незаметно.
Грегори погрузился в отчет. Три страницы, четким каллиграфическим почерком была приведена информация о Лисе. Приятель выбрал самое важное, то есть – начальную точку встречи с Лисом. Или не выбрал, а по всеобщей нелюбви не стал рассказывать всего. Ну и ладно. Посмотрим, что есть у местного управления на контрабандиста.
Впервые замечен при попытке продажи золотого кулона. Ювелир оказался тем, кто изготовил украшение и прекрасно знал того, для кого его делал, поэтому вызвал стражей порядка. Дарий всячески отрицал, что кулон ворованный, утверждал, что ему его подарил друг. Украшение принадлежало профессору истории Вольфгангу Райду («погиб при невыясненных обстоятельствах за два месяца до описываемых событий» вывела чья-то рука слева на странице). Лис убеждал, что Райд – его учитель, и оставил на попечение свою дочку, а чтобы позаботиться о ней велел продать кулон, даже составил на этот случай заверенное завещаение и акт про передачу опеки. На следующий день Вольфганг пропал, Дарий искал учителя, пытался связаться с его родственниками, а в итоге решился продать кулон: работы у него не было, сбережений тоже. Версия подтверждалась Марикой Райд – маленькой дочкой профессора. «Да, папа оставил меня Дарию и отправился за бабочками», - говорила малышка. И, конечно же, тем самым актом, которому пришлось поверить.
В связи с невозможностью доказать вину или невиновность Лиса, его и Марику отпустили. Следы парочки затерялись.
- Придется проведать ювелира - как там его? – Крузо, - пробормотал Мартинсон.

Почтенный Гюстав Крузо проживал в центре города. Витрина его лавки переливалась в лучах выглянувшего из-за туч солнца. Толкнув дверь, Грегори услышал мелодичный перезвон колокольчиков. Из подсобки на их звук уже выходил хозяин.
- Гюстав Крузо, ювелир, чем могу помочь? – вежливо кивнул хозяин лавки.
- Грегори Мартинсон, я ищу своего друга, Дария Лиса, - если он представится полицейским, Крузо не скажет ничего. – Три года назад он оправил мне письмо, но я был слишком далеко, чтобы ответить. В письме он говорил, что отправится к Вам. И это последнее место, где я могу что-то узнать о Дарие.
Ювелир задумался, окинул прищуренным взглядом фигуру сыщика и неожиданно сказал, кивая на подсобку:
- Зайдите.
Когда Грегори вошел, Крузо приставил к его затылку пистолет.
- Кто ты и зачем ищешь Лиса? – строго спросил почтенный мастер.
- Грегори Мартинсон, друг Дария, - терпеливо повторил Грегори. – Ищу, потому что потерял связь. Я кое-что должен Дарию и хочу отдать долг.
Гюстав быстро и решительно осмотрел Мартинсона и нашел карту, подтверждающую личность, и пистолет. Зная, куда он пойдет, Грегори оставил значок в номере гостиницы.
- А пистолет зачем?
- Времена неспокойные, не каждый владеет магией, - пожал плечами Грегори. Что правда, то правда. Законом разрешено покупать оружие гражданским, на Мизерабле редкий местный не имел ствола при себе. То, что Грегори, как и каждый сыщик Бюро, владел магией, знать Гюставу совершенно не обязательно. К сожалению, Мартинсон не мог применить гипноз, ему нужно было смотреть в глаза Крузо. - Можно мне повернуться? – спросил, не особо надеясь на положительный ответ.
- Ну поворачивайся, - хмыкнул ювелир.
Стоило им увидеть глаза друг друга, как разгорелась схватка. Взрывов и фокусов не было, ментальная магия – вещь незаметная и незаменимая. С одной стороны – молодость и тренированность, с другой – хитрость и опыт. Это на первый взгляд. На второй же… Мартинсон был не парнем, выучившим фокус, а сыщиком Бюро. Подобные схватки стали привычным делом, поэтому Крузо потихоньку сдавал свои позиции.
Пот выступил на лбу дуэлянтов, руки ювелира затряслись мелкой дрожью. Грегори победил. Лицо Крузо расслабилось, ушла напряженность, глаза стали пустыми.
- Кто такой Дарий Лис? – задал свой первый вопрос Мартинсон.
- Друг и ученик Вольфганга Райда, насколько я знаю, - Крузо еще пытался бороться. Долго Грегори не выдержит, а какие вопросы задавать, чтобы получить полные ответы, одному морю известно.
- Что за золотой кулон, из-за которого ты сдал Дария стражам? Где он?
- Кулон времен Беррил. Райд нашел его, но продавать не хотел, а тут такая удача – мальчишка не знал точной его ценности.
- И ты сдал его.
- Хотел предложить сделку, но Лис хитрый и борзый, не сработались бы.
- Почему пропал профессор?
- Говорят, ушел за новыми сокровищами.
- Куда?
- Только мальчишка и знает.
- Где жил профессор?
- Там ничего уже нет, - усмехнулся Крузо. – Все вопросы, друг?
- Один. Откуда приехал профессор?
- Из ниоткуда, - усмешка победителя не покидала тонких губ ювелира.
Понимая, что большего он не добьется, Грегори ушел. Крузо сказал правду в одном – проверять дом, где жил профессор Райд, не было смысла. Если там побывал сам ювелир, искать нечего. Да и дом наверняка сдавался, если это была не комната в гостинице. А вот проверить прибывающих имело смысл.
Грегори не рассчитывал на такую удачу – сразу же попасть на след и Лиса, и кулон времен королевы Беррил. Стоило спросить Крузо, куда пропал артефакт, но толку-то. Уже продан, лежит в частной коллекции либо на чьей-то нежной шейке. Кулон – дело другое, важнее тот факт, что Лис знает, где искать другие вещи времен Беррил.
Из опуса – историческая справка? – сыщик узнал, что Беррил была королевой скрытной. Времена тогда были опасными, толковых магов, открывающих пути, на службе не было, поэтому королева и ее свита путешествовали инкогнито, в строжайшей тайне. Но, к счастью, таких путешествий было всего три. И на одном из маршрутов королеву убили. Тело подкинули на главную площадь замка, на королеве было драное платье – ни печатки, ни украшений, ни записки, кто и зачем. Облегчать жизнь мстителям убийцы не собирались.
Из всего вышесказанного следует, что профессор Райд – Грегори вспомнил, это его книжку о королеве читал – каким-то образом нашел последний маршрут Беррил, а там его ждали сокровища. Профессор взял кулон для дальнейших исследований, проверил, догадки подтвердились – Райд нашел “золотое” место. Находкой поделился с ближайшими сподвижниками – учеником и тем, кто проводил экспертизу. «Надо поручить Катрин найти эксперта», - сделал мысленную пометку Грегори.
Путь самого сыщика лежал через гостиницу (захватить вещи), к архиву порта – не может такого быть, чтобы не было записи о прибытии. Люди Гюстава, может, и проверили, но скорей всего Крузо соврал – к тому моменту он едва ли был под гипнозом.

***
Дарий осознал себя в каком-то медовом тягучем пространстве. Вокруг мягкий свет, бесконечность и беззвучность. Мед – чистый, почти прозрачный, тягучий, желтый, сладкий. Как на настоящей пасеке. Казалось, стоит поднять голову, оглядеться и увидишь длинные стройные ряды ульев и гудущих пчел над ними, ощутишь ласковое летнее солнце, почувствуешь сухую и крепкую руку старого пасечника на плече. Видение было слишком ярким, и Лис попытался оглянуться назад. Никого. Только очередная темнеющая вдали бесконечность, пронизанная странным успокаивающим светом.
- Эй! Есть тут кто? – закричал Дарий.
Своего голоса парень не услышал, да что там голоса! Он и рот-то не открыл. Смутно понимая, что ситуация не обычная и он должен был бы ощутить страх, Дарий оставался спокойным и умиротворенным. Даже слишком. Мед, гудущие пчелы, теплая рука пасечника… Воспоминание затягивало, лишало воли, звало отказаться от себя-контрабандиста и остаться в этом спокойном мире.
Лис попытался стряхнуть с себя наваждение, вызывал в памяти Марику, Вольфа, первую продажу, свой страх, когда узнал, что друг пропал, отчаянье, когда понял, что им с Марикой не на что жить, а старик ювелир отправил в тюрьму. Ничего не было, даже отголосков должных бушевать чувств. Это было странно и страшно, но окружающая действительность не настораживала. Тогда Дарий попытался взмахнуть руками, сделать шаг, да хотя бы согнуть руку! Снова ничего, тела не было, просто не было. Оно не ощущалось, будто Дарий Лис – это странный сон этого места, чудовищно реальный, но всего лишь сон. И теперь Дарий или сознание бывшее Дарием, что точнее, проснулось.
С этим парень смириться не смог. Паника подступила к горлу, Лис захлебывался, пытаясь кричать в беззвучном пространстве, сбивал ноги, делая шаги, и не дышал.
Сколько это длилось, он не знал, времени в медовом раю не было. Умиротворение осталось на краю сознания, готовое вернуться, как только Лис бросит бесполезную борьбу с пространством. Паника волнами набегала на сознание, придавая сил. Постепенно появилась решимость, упрямство и жажда познания.
Лис замер. Понемногу уходила паника, но умиротворение не спешило покидать границы и ждало.
- Есть тут кто? – спросил в пространство Дарий.
Если и был, то он Дария не слышал. Вспомнив все, что рассказывал Вольф и Марика о речи с волшебными созданиями, Дарий вызвал в голове картинку дерева – Духа Леса Чудес и послал ее, отпихнул вперед. Ответа не было. И правильно, Дарий не владел и рудиментарными зачатками магии.
А что если он спрашивает неправильно?
Дарий представил себе Марику – ее синие волосы, веселые глаза, тихий и строгий голос, облик семилетней девочки и светлое платье с рюшами.
- Марика!
В ответ пришло удивление и его собственное “фото”.
«Фух, - облегченно выдохнул Дарий. - Дозвался».
Следующая картинка – медовое пространство – отправилась вслед за первой. «Что это? Где я?» - безмолвно спрашивал Лис у своей единственной помощницы.
Ответа пришлось ждать долго. Затем кадры замелькали перед глазами.
Вот Дарий подходит к дереву. Ветер его толкает в спину. Марика ждет, уверенная, что с ее другом будет все в порядке. А в следующую минуту перед глазами девочки пролетает бабочка – яркая, разноцветная, очень похожая на те, что рисовал в своем блокноте папа. Марика побежала за бабочкой. Та уводит ее в лес. Незнакомая, но симпатичная женщина собирает ягоды на поляне. Марика идет к ней. Женщина что-то говорит, убеждает, берет девочку за руку. Нет! Черный кадр. Марика бежит через лес, ее страшно и она волнуется за Лиса. На поляне одиноко стоит саквояж. Дария нет. Горько, обидно, плохо. Обманул! Лжец! Марика подбегает к дереву и колотит его по стволу, что-то крича. Кто-то зовет Марику, она видит ту женщину, объясняет ей что-то. Незнакомка качает головой, Марика в бессилье закусывает губу. Темнота.
- Так вот на что похожа мысленная речь! – удивленно восклицает Дарий.
Кадры-воспоминания очень яркие, объемные, он чувствовал себя Марикой, но в то же время осознавал, что видит более реалистичную кинокартину, чем та, увиденная ими год назад в столичном театре.
Значит, это дерево что-то сделало с ним, куда-то утянуло.
Дарий посылает Марике свою уверенность, что все будет хорошо. Первым делом надо было успокоить девочку, а уж потом – думать, как выбираться отсюда.
Незнакомка говорит что-то Марике, показывает жестами, убеждает куда-то пойти, там хорошо. Нет! Марика сидит у дерева и ждет Дария.
Дерево! Дух Леса!
Дарий кричал в пустоту – гневно, требовательно. Он хотел, чтобы его отпустили к Марике.
Слабая заинтересованность мелькнула на границе сознания.
Собравшись с духом, Дарий стал говорить. О Вольфе, об их с Марикой мытарствах, об Императоре и вещи королевы Беррил. Им нужна была только вещь, потом они уйдут и не побеспокоят Лес. Марика будет скучать без него, а ей всего семь, она хочет жить там, с другими детьми, учиться, стать такой, как отец.
Отпусти, пожалуйста.
К концу рассказа разболелась голова. Дарий знал и не знал одновременно, как говорить, что думать, какие картины в голове представлять, чтобы его поняли правильно и отпустили.
Безразличие. Холодность. Там враждебный, чужой мир с жуткими машинами, окутанными шипящими облаками, грохочущими по железным дорогам. Здесь – хорошо и тихо, спокойно. Здесь Марике будет лучше. Она – создание этого мира.
Нет. Там, в том мире Марика выросла, там ее дом, ее семья. Каким бы ни был прекрасным этот Лес, там, за окраиной, их дом.
Эту мысль – что Лес замечательный, но их дом не тут – Дарий изо всех сил пытался донести до собеседника, возможно, того самого Духа Леса. Но Лес молчал, как будто Дарий ни с кем и не говорил.
Усталость подкралась незаметно. Марика не отвечала, Лес молчал, а Дарий извелся бы от тревоги, если бы мог испытывать это чувство здесь.
«Хорошо», - сказал, наконец, Лес.
И Дария завертело-закружило. Он снова потерял сознание.
- Дарий! Дарий! – из темного далека, из блаженной пустоты его звал чей-то смутно знакомый голос. – Проснись ты! Очнись! Дарий! – голос звенел от сдерживаемых слез, от страха и радости. Голос звал и звал, повторял, не останавливаясь, одни и те же слова.
- Я слышу тебя, Марика, - Лис вспомнил голос и его обладательницу.
- Дарий! – всхлипнула девочка и разрыдалась.
- Ну-ну, все хорошо, - парень не знал, как успокоить малышку и просто ждал, поглаживая ее по дрожащей спине.
В небе над ними сияли незнакомые цветы, оранжевая луна гордо красовалась в центре, не давая, впрочем, света. Всхлипы с икотой прошли, Марика затихла и заснула, утомленная полным тревог днем. Вольф пытался как-то объяснить про созвездия, но Дарий, дурачась, коверкал слова и названия, передразнивал профессора и всячески веселился. Поэтому, пользуясь возможностью, Лис любовался звездами и сам не заметил, как уснул.
Утром их разбудила та самая знакомая - незнакомая женщина из воспоминаний Марики.
- Меня отправили проводить вас Путем королевы, - сказала она.

***
На таможне никто ничего не знал, записей не было. Казалось, что такой человек просто-напросто не прибывал на остров. Зато скрупулезность в изучении бумаг принесла неожиданную зацепку. Профессор отправился на остров-заповедник – Меридиан.
Меридиан – или Срединная земля – старейший из известных островов. Остров-курорт и в то же время опасное место. Сочетать несочитаемое, собрать на своих просторах все – так цель, которую поставила перед собой земля. Все остальные вышли из глубин Меридиана, корабли и утлые лодчонки, магия и простая удача разносили людей по всему свету. Мало кто вернулся на остров, предпочли остаться на чужих берегах. Что и почему погнало людей прочь из насиженных мест – неведомо, коренные жители отказываются отвечать на этот вопрос, а туристы предпочитают не задерживаться. Исследователи – после десятков неприятных случаев – сменяют друг друга каждые семь лун. Во избежание.
Меридиан – страшное место. Странное. Загадочное.
О нем рассказывали сказки, даже когда позабыли саму дорогу к Срединной земле. На остров не мечтали вернуться, но иногда он сам звал.
Да, королева Беррил могла путешествовать через остров. Срединная земля не зря Срединной зовется. Этот почти идеально круглый остров лежит на пересечении морских путей. Точно в центре, как высчитывали астрологи и географы.
Написав письмо Катрин и отправив его с самым быстроходным курьером, Мартинсон купил билет на корабль, следующий к Меридиану. Служба в Бюро давала некоторые преимущества. К примеру, не требовалось справки от врачей, что можно посетить неустойчивую экосистему Меридиана – всем сыщикам в обязательном порядке делали прививки. И не такие, как гражданским, а все возможные и строго по графику – мало ли куда занесет расследование, нужно быть готовым ко всему.
Плавание заняло меньше времени, чем путешествие к Мизераблю. С легким сердцем Грегори оставил Туманный остров и поплыл навстречу причудливому Меридиану.
На почтовой станции его уже ждало письмо от Картин.

Дорогой сыщик,
Вы большой чудак, - писала она. – К Вашему счастью, я работаю с Вами слишком долго, чтобы удивляться запросам.
Вы были правы, профессор Вольфганг Райд - крупнейший специалист в истории времен королевы Беррил. Он написал несколько трудов на эту тему (полный список и краткое изложение в приложениях). Также я нашла и допросила студенческого друга профессора, который сообщил, что Райд был натурой эксцентричной и увлекающейся, но очень постоянной; думал будущий профессор только про науку, а единственной его женщиной была Беррил – никакими другими он не интересовался. Мужчинами, впрочем, тоже. Копию допроса мистера Слима предоставила в приложениях.
Теперь к следующему. Вольфганг Райд никогда не состоял в законном браке. Мало того, по документам у него нет дочери. И быть не могла, так как профессор абсолютно бесплоден (анализы на этот счет говорят однозначно, выписка из медицинской карточки опять же приведена).
Эх, была бы у нас настоящая фамилия Лиса… Подозреваю, что он сирота из тех побирушек, что слоняются по улицам и живут без документов, пока не попадаются на преступлениях.
Детей, родивших на Мизерабле семь лет назад, все еще проверяю. Ответа на запрос не было (какое счастье, что записи о рождении – хранятся в Большом архиве!).
Засим прощаюсь. И желаю удачи.

Катрин

p.s. рекомендую посетить Лес Чудес.

К рекомендациям Катрин следовало прислушаться. Девушка редко ошибалась и никогда не говорила, откуда берет информацию. Подозревать в Катрин пророческий дар – бессмысленно, все пророки, провидицы и прочие предсказатели регистрируются и удерживаются в пансионах. Никто из них не может находиться на государственной службе и контактировать с кем-то из внешнего мира. Впрочем, Катрин из тех, кто сумел бы обойти систему.
Спустя несколько дней Грегори посетит Лес. Но не раньше, чем соберет данные о нем, прочитает все отчеты и дождется вестей о девочке.
Отправив Катрин телеграмму сообщать все, что узнает, Мартинсон отправился искать приличную гостиницу. Настолько приличную, чтобы в ней можно было жить и не спустить все деньги.
Поиски увенчались успехом достаточно быстро. Вскоре сыщик поглощал вкуснейшую кашу и скушал байки про остров.
- Рыжий… в Лесу… - донеслись до него обрывки разговора.
Еще один знак. Все дорожки начинают вести в Лес Чудес.
- О чем Вы рассказываете? – Грегори обернулся к мужчинам, ужинавшим после тяжелого трудового дня. Люди в Меридиане не отличались от остальных людей, только более привязаны к своей земле. Если говорить о тех, кто общается с приезжими.
Разговорить мужиков труда не составило, пару пинт пива, немного вопросов, и вот уже Грегори выслушивал рассказ о рыжем парнишке, появившемся на околице Леса Чудес. Никакой девочки с ним не было:
– Да разве я не заметил бы синеволосую мелкую?!

***
Незнакомка представилась Аглаей. Она была ухау, говорила мало, шла быстро, привалов не делала. Ко второму часу Марика едва переставляла ноги, не успевая за провожатой, поэтому Дарий взял ее на руки. Вскоре выдохнулся и он. Нести и саквояж, и Марику было сложно, хотя они были довольно легкими по отдельности.
- Можно сделать привал?
- Нет.
- Медленнее идти?
- Нет.
- Тогда мы никуда не идем, - озвучил очевидную истину Лис.
Дарий остановился у удачно обнаруженного пенька, посадил на него Марику, поставил саквояж и сел рядом. Аглая продолжила путь в одиночестве. Быстро заметив отсутствие путников, ухау вернулась и грозно нависла над спокойным Дарием.
- Надо идти, - сказала она спойно и грозно.
- Нет, - голос Дария был не менее спокойным.
Лис аккуратно достал из недр саквояжа бутерброды. Один передал Марике, а во второй впился сам и замычал от удовольствия. Ничего в подлунном мире не сравнится со вкусом еды после длительного голодания. И Марика, и он могли обойтись без бутербродов еще и этот день – приходилось голодать, всякое случается – но зачем отказывать себе в удовольствии совместить приятное и приятным? Позлить Аглаю и покушать. Мало ли когда удастся еще поесть.
Видя, что несносные чужаки не собираются продолжать путь, ухау зло выдохнула и сказала:
- Цель далеко, а ночью опасно, поэтому надо преодолеть за день путь.
- Есть ли безопасные места до?.. – тут же насторожился Лис.
- Вам нельзя там находиться, - отрубила Аглая.
- Нет так нет, - пожал плечами Дарий. Надеяться на то, что ухау проводит их в священные места бессмысленно. Надежда вообще глупое чувство, как говорил Джуффин Халли – один из случайно встреченных людей. Так что можно и продолжить трапезу. Эту ночь они пережили? Переживут и следующую. В крайнем случае, залезут на дерево.
- Марика устала. С такой скоростью она долго идти не сможет. В любом случае придется замедлиться. И мы не успеем, - Дарий всегда считал, что проще объяснить проводнику то, что хочет, нежели ждать, когда до него самого дойдет. И время сэкономит, и нервы.
- Я понесу ее, - подумав, предложила Аглая.
Дарий вопросительно посмотрел на Марику. Девочка отрицательно покачала головой. Ухау она страшилась и не доверяла, а вручать себя в руки подозрительной женщины… Она не глупышка!
- Значит, идем медленно, - заключил Дарий.
Аглае пришлось согласиться. Разделить трапезу она отказалась, зато терпеливо дождалась, когда чужаки закончат, а затем пошла, приноравливаясь к шагу Марики.

***

Не зря Меридиан считался курортным островом. Посмотреть здесь было на что. Вот Грегори и смотрел-рассматривал достопримечательности, все больше выпытывая о Лесе Чудес, связанных с этим местом легендах и прочих байках для приезжих. Даже покатался на воздушном шаре над зеленью крон.
Наконец, пришло письмо от Катрин, необычно короткое для нее.

Девочек с синим цветом волос на Мизерабле не рождалось. Зато на острове Крит шесть лет назад зарегистрировано около полусотни рождений с мутациями. Среди них несколько синеволосых детей. Ни один из них не носил фамилию Райд или имя “Марика”.

Сообщение вызывает вполне однозначный вопрос. И, как следствие, запрос.

Найти всех девочек по имени Марика от шести до восьми лет. С аномалиями или без. Проверь синеволосых критянок. Ушел в Лес. Операция на тебе. Все сообщения «до востребования», – телеграфировал Грегори.

Телеграммам на островах не доверяли, уж лучше, по старинке, птичья почта – буревестник, голубь или сизокрыл. Да и дешевле выходило. Мартинсон торопился: последний безопасный поход в Лес Чудес начинался завтра, ждать ответа от Картин времени не было совершенно.
Лес Чудес был одним из самых странных мест на Меридиане, даже для жителей острова. Пройти под его тень можно было только в сопровождении ухау и только в определенный период. Считалось удачей попасть на экскурсию в Лес. Этим шансом Грегори и хотел воспользоваться, чтобы выйти на Лиса. Амулет гостя не даст разрушительной ментальной силе Леса убить его, а хорошая маскировка обманет контрабандиста. Главное – все правильно рассчитать.
Одежду Грегори покупал заранее, четко следя за своим гардеробом. Зеленая куртка, коричневые штаны и мягкие сапоги. Все превосходного качества. Холщовая сумка через плечо, бритвенные принадлежности забыть в гостинице, как и опознавающие карточки, а вот пистолет взять с собой – мало ли что бродит по Лесу. В сумку – запас воды и еды, острый нож, тонкий прочный плащ и кое-что по мелочи.
Все.
Путешественник Грегори Мартин готов ко встрече с Лесом. Молодой, удачливый, авантюрный, поэтому бросившийся на поиски приключений. С картой Леса, выкупленной у перекупщиков.

Стоило заре коснуться верхних веток ели, как ухау появился у корней дерева. Путешественники уже ждали его. Оглядев пришедших отчаянных искателей острых ощущений, он молча протянул руку. Монеты заранее собрали в один кошель, который и отдали ухау. Никто не знал, зачем этим людям деньги остального мира, если они ничем не торгуют. Может, украшения делают и на деревьях вешают. Или в землю закапывают, чтобы те же деревья росли сильнее.
Кошель исчез в складках длинного травянистого цвета одеяния, и провожатый раздал всем кусочки древесной коры на нити.
- Ваша защита на этот день. Оденьте и не снимайте, - сказал ухау неожиданно мелодичным голосом. – Идти за мной по тропе, никуда не сворачивать, от группы не отставать. Впрочем, если вы на это решитесь, ответственности за вашу смерть я нести не буду. Всего хорошего и в добрый путь, - провожатый шагнул в тень листвы. Туристы гуськом двинулись за ним.

***
Определять время среди деревьев с густыми кронами сложно, но можно. Они шли уже четвертый час, как раз наступило время обеда, но Марика молча покачала головой: «нет, не хочу». Девочка не привыкла к длинным пешим переходам, поэтому здорово устала. Она шла и шла, не думая, на автомате, обходила ямы и корни, перелезала через поваленные деревья, послушно шагала след в след за Аглаей.
Дарий же чувствовал себя прекрасно. Ему не хватало этого – почти беззаботных прогулок, сладкого нытья работающих мышц, шелеста крон и переговоров птиц. Он вдыхал воздух полной грудью и довольно улыбался, оглядываясь. Дома он днями играл в парке – почти заросшем и откровенно диком. В этом же парке он встретил своего будущего учителя.
Профессор Райд пришел отдохнуть перед лекциями, и шебаршение в кустах отвлекало. Так они и познакомились – пятнадцатилетний мальчишка и профессор. Лис не задумывался, нравится ли Вольфу общаться с ним, слушать немудреные мальчишеские истории и рассказывать свои. О дальних островах, о неразгаданных загадках и о сохранившихся чудесах. Приходит, рассказывает, значит – нравится.
Потом профессор пропал. Прошли недели, а Вольф не появлялся на их скамейке. Дарий сходил в университет, но его оттуда выгнали – оборвышу не место среди чистеньких стен науки. Знали бы они, кого выгнали!
Внук ныне покойного изобретателя, сын «известного столичного кутилы и мота», приемыш в семье. Никому не нужное дитя. Он не знал отца, зато тесно общался с дедушкой, научился разбираться «в винтиках и шурупах» и был совершенно счастлив. Пока дедушка не умер, а новые родственники не прогнали ублюдка. Перед смертью дедушка подарил свое самое большое сокровище внуку – путеводитель – уникальный прибор, сплав магии и науки, открывает двери в любое место, главное точно представлять, куда. И сказал, для того, чтобы он сработал Дарий должен найти свою вторую половину. Конечно же, внук пытался воспользоваться путеводителем, но ничего не вышло. Прибор не работал.
Из-за предков Лис и нашел профессора. Тот приходил в бывший дариев дом, а мальчик как раз проходил рядом. Кухарка Зои звала его откушать пирога – добрая женщина подкармливала сироту. Райд встретил его с радостью, рассказал о новом путешествии, о королеве Беррил и прочих чудесах. Он хотел побывать на Мизерабле, но его не пустили бы туда - у Вольфа аллергия на вакцину. Мир Мизерабля приветливее, чем врачам кажется, так что он может обойтись и без вакцины, главное – попасть.
Желая помочь другу, Лис отдал путеводитель, надеясь, что в его руках тот заработает. Профессор снова исчез и не появился, как договаривались через полгода на их месте. К тому времени, Дарий понял, что не следует ждать Вольфа. Тот, как и все взрослые, взял у него нужное и бросил мальчишку.
Ну и что? Дарий и сам не промах, не пропадет. И Лис путешествовал.
В третий раз судьба столкнула Вольфа и Дария в парке – благодушном парке столицы, с чинными господами во фраках и жеманными, но гордыми красавицами в длинных платьях. Все эти напыщенные болваны совершали неспешный променад, а Лис отдыхал перед трудовой ночью после полного забот дня. Вольф, как ни странно подошел первым, хотя Дарий его и не заметил, заговорил:
- Прости, мой рыжик, я совершенно забылся во времени, - он сжимал руку Лиса в своей. – Мне жаль, мне так жаль. Когда я понял, что полгода прошло, ты исчез, растворился. Так просто затеряться на островах, даже без путеводителя. Ты простишь меня?
Лис молча забрал свою руку и ушел. Он простил Вольфа давно, но обида теплилась – за то, что подвел, за то, что предал. Не так важен был путеводитель – зачем ему немагическому этот жезл, даже если он и найдет свою любовь? – как пренебрежение. И полная уверенность Вольфа, что Дарий простит.
Лис уже не верил людям. Вольф, как ни странно, сумел доказать, что он другой, что не отвергал Лиса, что банально забыл, увлекшись исследованиями. Райд со страстью отдавался каждому своему делу, и покориться его настойчивости было делом времени.
Лис сдался. О чем иногда жалеет. Зато эта дружба принесла в его жизнь Марику. Идеальную во всех отношениях девочку - добрую, умную, милую, находчивую и упрямую. Под сказочным платьем и кукольным личиком скрывался настойчивый и твердый характер. Упорство, с которым Марика шла к своей цели, поражало, как и ее наивность в некоторых вопросах. Впрочем, Дарий сделает все, чтобы девочка не расставалась со своими милыми иллюзиями. Марика стала тем самым камешком, которого не хватало в полноценной жизни Дария, идеальная вторая половинка, великолепная младшая сестренка.
- Дарий! – испуганно вскрикнула Марика.
Перед ней стоял, покачиваясь, путешественник. Каштановые кудри слиплись, глаза смотрели в пустоту – ни проблеска интеллекта, а руки тянулись вперед, то есть к замершей Марике.
- Помогите, - прошептал человек.
Первой среагировала Аглая, банально ударив незнакомца по голове. Тот кулем свалился к ногам синеволосой красавицы.
- Он жив, - вынесла вердикт та. – Дарий, он просил нашей помощи, - девочка жалобно посмотрела на старшего товарища.
«Как я могу ей отказать?» - подумал Лис, подходя ближе.
- Думаю, он просто устал бродить по Лесу, - пожал плечами рыжий.
- Нет. Он вдохнул пыльцу Рухх, - со знанием дела заключила Аглая. – Помочь может только сок калли, - со вздохом призналась она. Прекрасно понимая, что непочтительные чужаки останутся скорее с незнакомцем, чем пойдут дальше, Аглая предложила помощь.
- Где найти? – тут же спросил Лис.
- Ты туда не пройдешь, а девочка не вернется.
- Аглая, миленькая, прошу, принеси сок, - глаза Марики наполнились слезами.
- И скажи, что можно сделать, дожидаясь лекарства. Как облегчить страдания бедняги?
- Никак, - и резко развернувшись, ухау скрылась среди кустарников.
Перевернув незнакомца на спину, Дарий с Марикой попытались устроить его поудобнее и напоить водой. Первое удалось гораздо лучше, чем второе.
- Кажется, ему хуже, - встревожено заметила Марика.
- Мы может только ждать, - пожал плечами Дарий, которому не нравилось наблюдать за мучениями бедняги. А еще больше не нравилось, что Марика тоже смотрит на это.
Ждать пришлось долго. Ухау не возвращалась до темноты. Зачаточные знания о безопасном сне в Лесу помогли организовать подобие лагеря на одной из обычных полян. Когда перетаскивали в новое укрытие незнакомца, Дарий увидел необычный амулет в того на шее. Точно такой же висел на шее у Вольфа, когда тот собирался в свой самоубийственный поход. Так собирался, что путеводитель оставил Марике со словами: «Теперь он будет работать только в твоих руках».

- Вот, - появившаяся из ниоткуда Аглая протянула плошку с темно-желтым, остропахнущим соком.
- И что надо делать? – спросил Лис.
- Намазать на поврежденные участки.
- Марика, солнце, проверь саквояж – посмотри запасы, проведай путеводитель. В общем…
- Я поняла, - серьезно кивнула девочка. – Мне еще рано видеть голых мужчин. Но тебя-то я видела.
- Когда?! – воскликнул изумленный Дарий. Не помнил он, чтобы хоть раз показывался Марике без штанов, предел – без рубашки. Но девочка не ответила, предоставив памяти контрабандиста вспоминать все самостоятельно.
Аглая держала плошку с соком и отказывалась прикасаться к чужаку. Струпья у нее будут, или болезнью боится заразиться? Пришлось все делать самому Лису. И раздевать незнакомца, и искать следы, и смазывать вязкой жидкостью кожу. И опять одевать.
- Не понимаю, что вы находите в игре в куклы, - ворчал он.
Благоразумная Марика, не смотревшая в его сторону, заметила:
- Куклы легкие, маленькие. А ты человека раздеваешь. Бессознательного.
- Спасибо, утешила, - саркастично произнес Лис.
- Избавлять других от лишнего – твоя работа, - пожала плечами девочка.
На это у Дария не было и что сказать. И как такое чудо с ним путешествует?
- Теперь ждать до утра, - сообщила ухау, когда Лис надел куртку на бедового незнакомца.
- Ждать, значит ждать, - не расстроился тот. – Ночка длинная, глядишь – и помрет.
- Без ведома Леса никто не умирает, а человек этот – гость, под защитой крон, не умрет, - ответствовала Аглая.
- Как ты узнала, что он «под защитой крон»? – скопировал тон ухау Лис.
- Амулет, - указала пальцем на кругляш коренная лесная жительница. – Мы такие даем всем, кто хочет посетить Лес. Экскурсии проводим.
- Далеко экскурсионная тропа от нас? – без задней мысли поинтересовался Лис.
- Далеко, - подтвердила Аглая. - Практически на другой стороне Леса.
- Упорный, - уважительно протянул Лис.
Можно было предположить, что это констебль из подручных Ван Райделя. Но на другой остров никто из них не поплывет, да и узнать, что Лис перешел на Меридиан по пузырям может единственный человек на все острова.
Логичнее, что это подставной Императора. Все сходится. “Ночной король” знает предположительное местонахождение вещи. И может послать проверяющего соглядатая. Такого неприметного, одетого под бывалого путешественника, с неопознаваемым пистолетом в сумке и тонким ножиком, спрятанным за штаниной. С другой стороны, проще захватить Лиса при передаче вещицы. Дарий всегда выполняет взятые на себя обязательства, даже с такой маленькой предоплатой и туманными перспективами.
Человек может действительно оказаться простым путешественником, понадеявшимся на свои силы и отбившимся от группы.
Лис прислушивался к сонному бормотанию спасенного, но тот не сказал ничего, только стонал нечто невразумительное. Под эти бормотания Дарий и уснул.
Аглая стояла на страже, охраняя сон путников. Ей, как никому другому, были известны все опасности Леса.
- Я не буду спать, - заявила ухау. – Все, что мне надо, дает Лес.

***
Спать.
Состояние тела. Не разума. Самое беззащитное время для человека. Огромный промежуток, когда можно делать все. И луна-свидетельница будет покрывать тайны. Такой уж ее дух – запутать, заморочить всех, а любимцам – открыть путь, показать сокровище.
Оборотни почитают Луну. Аглая уважает Лес.
Рыжий оборотень пришел под сень Его листвы. Оборотень – не тела, а души и разума. Все люди носят маски, играют разные роли. Этот – нет. Он не играет, но живет ролью, игрой.
Лес говорит, что человек опаснее, старше. Что он прячет самого себя так глубоко, что сам Лес не может увидеть, и в то же время оставляет на виду. Синеволосая девочка – ключ. За нее прячется человек – осознанно или нет.
Аглая должна провести Опасность и Лживость по Пути Королевы.
Аглая должна извлечь правду. И если она будет опасной – убить.
А Лис опасен. И хитер. И простодушен, добр и нагл настолько, что Аглая – проводница воли Леса, Та, Что Видит Больше – обманывается.
Нельзя говорить с Лисом. Нельзя смотреть на Лиса. Нельзя думать о нем, как о Лисе.
Задание. Цель. Человек. Опасность.
Аглая стоит на страже Леса. Она не выдаст Его секретов. И когда Лес пожелал себе Венец, Аглая не отдаст его. Она – проведет к месту смерти. И затаится.
Лес одобрительно шумел над головой. Аглая не хотела спать. Она сторожила.

***
Просыпался Грегори тяжело. Если бы он хоть однажды пил больше, чем кружку пива, он сказал бы – как с жесточайшего похмелья. Если бы Грегори не тренировался с юных лет, он сказал бы – как после первой настоящей тренировке. Если бы Грегори участвовал в кабацкой драке, он…
Но Грегори не пил, тренировался и не участвовал. Зато однажды ему довелось ощутить на себе все прелести бытия утопающего, поэтому он сравнил свое нынешнее утро с первыми минутами после спасения.
Как ни странно, тело не болело. Жгло в легких, будто им не хватало воздуха. Страдала носоглотка, будто Мартинсон подхватил обыкновенную простуду. И сушило горло, до жесткого беспрерывного кашля.
Ему дали попить, заботливо поддерживая под головой.
- Спасибо, - просипел полицейский, сомневаясь, что его услышали.
- Пф, какие мелочи, - фыркнули над головой. Голос мужской, наглый, веселый.
- Лучше? – спросили оттуда же. Голос девочки, легкий, с нотками тревоги.
- Легкие будут болеть, говорить не сможете еще дня три, - раздалось снова. Третий голос тоже принадлежал особе женского пола, строгий, спокойный, флегматичный.
Как не сможет? А разве что он не просипел «спасибо»?
- Как не смогу? – хотел бы спросить Грегори. И сам удивился вырвавшимся из горла хрипам.
- Мы идем, - третий голос не спрашивал и не утверждал, скорее нечто среднее, с оттенком распоряжения.
- Идти можешь? – спросил первый. Грегори кивнул. – Тогда открывай глаза и шагай!
С удивлением Мартинсон понял, что лежит со смеженными веками. Он открыл глаза и уставился на рыжего парня двадцати лет и синеволосую семилетнюю девочку. Стоило повернуть голову, как Грегори увидел третий голос. Распущенные черные волосы, простая, удобная одежда, амулеты. И синие полосы на щеках и открытых участках тела. Определенно, не путешественница. Ухау. И не простая. Раскраска проводника была другой, узор чем-то отличался.
Грегори самостоятельно встал, но потом его повело, голова закружилась, и мир вокруг стал меркнуть. Подхватил рыжий.
- Хей, не смей падать в обморок, храбрый воин, - сказал он. – Тебе еще идти и идти. Мы не может тут долго оставаться, не может оставить тебя, так что скорость и так упадет. Понял? Приходи в себя и шагай!
Грегори послушался совета и пошел. Сначала опираясь на Лиса, потом рядом с ним, готовым поддержать ослабевшего сыщика, затем и вовсе самостоятельно. Правда, палка, данная Аглаей, пришлась кстати.
Когда Мартинсон немного освоился, он принялся расспрашивать, куда идет компания. Марика весело щебетала про бабочек, Аглая сурово молчала, а Лис отправлял к ухау. И Грегори тоже замолчал.

Таким образом они шли уже второй день. Где-то в полдень, Аглая остановилась на ничем не примечательной поляне.
- Здесь, - веско сказала она и ушла в кусты.
Марикино «Спасибо» полетело ей в спину.
- Эх, - взъерошил рыжую челку Дарий. – Придется искать. Марика не чувствуешь?
Девочка прислушалась к чему-то, потом взяла в руки странный продолговатый предмет, поводила им влево-вправо и, наконец, вынесла свой вердикт:
- Нет.
- Что же, придется по старинке, ручками.
Марика спрятала предмет в саквояж, закрыла его и дисциплинированно отошла к дереву. Грегори решил присоединиться к ней. Лис, тем временем, вышел на поляну и крутанулся на одной ноге, раскинув руки в стороны. Потом еще раз, и еще. Балерина из него получалась неважная, но контрабандист явно не тренировался в пируэтах посреди леса.
- Что? – каркнул Мартинсон, кивая головой на Дария. Говорить все еще было сложно, но вот такие короткие слова уже можно было разобрать.
- Тсс, - прижала пальчик к губам Марика и поманила присесть. – Лис колдует, хотя говорит, что не волшебник. Он по запаху определяет, где лежит сокровище. Дар!
«Не бывает», - хотел было покачать головой Грегори, но вспомнил слухи о старом мастере, создавшем удивительные приборы и запустившем Главные часы, хотя, казалось, последнее невозможно было сделать за давностью лет и ветхостью конструкции. А еще поговаривали, что Лис – оборотень. Может, и не врали. Тонкий нюх оборотней считался полуправдой, потому что сами оборотни предпочитали ничего о себе не рассказывать.
Сколько Лис крутился, сложно было сказать. Грегори и Марика, как завороженные, смотрели на пируэты, на то хмурящееся, то сосредоточенное лицо, и не подозревали, что у действа есть и другой наблюдатель. Аглая спряталась в кустах, что ей, как ухау, было легко, и внимательно смотрела, запоминая и анализируя. Вся память Леса была к ее услугам, Леса и его обитателей. Ухау все больше уверялась в том, что Лис – оборотень, забывший о своем природе, но применяющий свои способности.
У многоликих действительно был тонкий нюх. Они могли узнать практически все, только учуяв запах – мимолетный, отголосок, остаток. Когда-то оборотень вышел так на след самой Аглаи. То время, проведенное с любимым, было самым счастливым для Аглаи. А затем дорогой человек ушел, сбежал, оставив на память о себе маленькую коробочку, в которую заключил свои воспоминания о ней. Аглая не раз доставала вещицу, чтобы, вдохнув аромат, окунуться в безмятежность и радость. Через год ее позвал Лес, и она успокоилась, примирилась с утратой. Коробочка пришла вместе с Аглаей в лес и стояла на полке в ее лесном жилище, но теперь воспоминания не причиняли такой боли. Они оставались безмятежными и радостными, светлыми и чуточку грустными, такими, как хотел оставить их ее любимый оборотень.

- Нашел, - выдохнул Дарий и обессилено сел на траву. К нему тут же кинулась Марика с Грегори. – Воды. Еды.
Марика протянула бутерброд, а Мартинсон фляжку.
Дарий насыщался, а они терпеливо ждали.
- Неподалеку есть пещера, длинная. В ней, - немногословно объяснился Лис.
Видимо, действительно устал. Обычно он говорит больше и эмоциональней. Поднимать контрабандиста пришлось Грегори, тогда как Марика склада остатки в саквояж.

***
До пещеры они добирались торопливым шагом: медленно идти не хотелось, быстро бежать попросту не могли. Грег поддерживал Дария, потому что тот не мог самостоятельно идти, хоть и порывался через каждые десять шагов. Марика несла большой для нее саквояж, пыхтела, но упорно шла, отказываясь от помощи.
Аглаю никто не видел. Ухау не нравилось происходящее, Лес не говорил с ней. Она могла бы задержать чудаков, даже убить, но без согласия Леса это могло обернуться катастрофой.
- Здесь, - Дарий остановился на ничем не примечательной поляне. Привыкшему к городским пейзажам Мартинсону сложно было ориентироваться в лесу, несмотря на всю внимательность и подготовку, но Грег Мартин не должен был испытывать неудобств.
- Где? – оглядел листву Мартин.
- Ищите, - махнул рукой Дарий.
Грег усадил его у дерева, Марика протянула фляжку с каким-то настоем и очередной бутерброд. Фляжку Дарий принял, от еды отказался. Показав на себя, Грег ткнул налево, указав на Марику – направо. Девочка понятливо кивнула. Они внимательно обшаривали кусты, искали замаскированный вход. Удача улыбнулась Грегу.
Вход в пещеру не выглядел опасным. Капли воды не капали, мокрицы не ползали, лианы не списали. Обычный банальный вход.
- Вперед! – с новыми силами Дарий зашагал в темноту, придерживаясь рукой за стенку.
Отвесив подзатыльник рыжему – «Балбес!» - Мартин достал фонарик. Марика держала в руках свой, второй протягивала Дарию.
- Упс! Забыл, - повинился Лис, взял фонарик и теперь уж беспрепятственно зашагал вперед.
Идти было недолго, пятна света плясали на сухих камнях, щебень шуршал под ногами.
- И совсем даже не страшно, - храбро заметила Марика и выключила свой фонарик. Батарейку поберечь надо, даже если у нее и была возможность подзарядить ту.
- Здесь, - торжественно произнес Дарий.
Путники стояли посреди пещеры. Несколько сталагмитов встречались со сталактитами, образовывая узорчатые колонны. В центре стоял каменный стол, казалось, выросший здесь причудливой формы сталагмит. Неведомо, каким образом на стол падал свет, играя в гранях красивого венца. Со временем золото не потускнело, а камни не поблекли.
- Венец Властителей, - восторженно прошептал Дарий.
- Что это? – спросила Марика.
- Детская мечта всех археологов, авантюристов и кладоискателей, а так же несбыточная цель для властьлюбящих, - шептал Дарий. – Считается, того, владеет венцом невозможно одолеть. Если королева оденет его, ее не убьют в борьбе за власть. Если нищий оденет, он станет властителем – королем или ночным бароном. Венец возводит на вершины власти, венец же помогает удерживать ее своему владельцу. Считается, что Венец утрачен за давностью лет в борьбе за престол… Не важно, чей престол.
- Ты же не отдашь это Императору? – встревожено спросила Марика, напуганная открывающимися перспективами.
- Конечно, нет! – возмутился Дарий. – Найдем этому Императору игрушку того периода, кольцо какое-то, а Венец оставим здесь. Тебе же не нужна власть? – Марика отрицательно покачала головой. – А тебе? – Грег усмехнулся и повторил за Марикой. Зачем ему власть? Вот станет он, к примеру, Шефом, так это просто прибыльная, пыльная, бумажная работа. Скука, одним словом. К тому же, сыщикам и так неплохо платят. – И мне власти не надо. Морока с ней одна. В общем, разбредаемся, ищем что-то для Императора. Должны же здесь быть какие-то побрякушки?
Троица добросовестно обшарила пещеру. Ничего. Никаких колец, бус, даже монетки не закатилось в щель.
- Ничего, - отмахнулся от Марики Лис. – Найдем еще, время есть.
А времени у них и не было. При выходе из пещеры их ждали двое: высокий рыжий громила и коротышка с длинным носом. Пистолеты обоих смотрели на вход.
- Выходите, птички, выходите, - протянул коротышка, оглядывая троицу. - Принес? – строго спросил он.
- Ничего там нет, - буркнул Дарий.
- А Венец? – подмигнул разбойник.
- Сказано, нет. Хочешь проверить? Так иди и проверь! – огрызнулся Лис.
- А мы пойдем и проверим, - заулыбался коротышка. – Винс, присмотри за этими, мы с Лисом прогуляемся внутрь, - и, подмахивая пистолетом, последовал за возвращающимся Дарием.
В пещере за время их отсутствия ничего не поменялось. Те же стены, тот же стол и какая-то блеклая корона на нем. Туча закрыла солнце и света не было, пропало все очарование Венца.
- И это знаменитый Венец? – заухмылялся коротышка. – Ничего, главное – сила, а для красоты можно и другой заказать, - он схватил корону и, все так же угрожая Дарию пистолетом, пошел на выход.
На поляне тоже ничего не поменялось. Винс наставлял пистолет, Марика дрожала, а Грег жмурился на солнце. Жмурился?
- Спасибо за отличную работу, Лис, - издевательски кивнул коротышка. – А теперь – оплата.
И прежде чем он успел выстрелить в Дария, на поляне появилась Аглая. Одним ударом она снесла коротышку с ног. Винс тут же начал стрелять. Грег не растерялся и бросился под руку громиле. Завязалась драка, в ходе которой оружие выбили из рук разбойника. Тогда тот ударил Грега по голове, Мартин отклонился и нанес свой единственный и точный удар – противник свалился без сознания. Не зря же Грег был отличником и оттачивал свое мастерство на разного рода боях. Для забавы, конечно же.
- Они и Венец – собственность Леса, - заявила Аглая, указывая на бесчувственные тела.
- Да забирай, - легкомысленно отмахнулся Лис. – Домой?
Марика кивнула, просияла и достала путеводитель. Настроиться на опушку было легко, портал открылся быстро.
- Давай за нами, - махнул рукой Лис. Грег молча шагнул вслед за ним и Марикой. «Вот значит, как они уходят от погони», - отметил сыщик.
Стоило Мартинсону шагнуть на зеленую траву опушки, как по голове ударили. Он отключился. Когда пришел в себя, ни Марики, ни Дария рядом не было. Догадались и ушли! С досады Грегори ударил по земле и взвыл – он попал по единственному, наверное, камню.



URL записи

@темы: ДЛЯ!

URL
Комментарии
2013-03-28 в 01:09 

RaetElgnis
ужасный мутант-хомячок
текст полностью не поместился, пришлось кусок отрезать. и еще там продолжение в комментах на оридж-фесте.

URL
     

Braincase

главная